«Под собою не чуя страны…»

"Под собою не чуя страны..."

В свое времяновоиспеченный, но уже фатально больной генсек Юрий Андропов поразилинтеллигенцию совершенно неожиданной фразой: «Мы не знаем страны, вкоторой живем». Для партии, якобы владевшей самым верным и всепобеждающимучением, это было сенсационное признание. Пассаж этот стал особенно популярнымна финише СССР, когда буквально на глазах расплодившиеся пророки свободы ирынка, цитируя покойного лидера, доказывали необходимость тотального слома. Ивот прошло более двадцати лет…

    И вновь не прекращаются разговоры о всеболее глубокой пропасти, разделяющей так называемые элиты и остальноенаселение. Дело отнюдь не только в неприличном для страны, считающей себяцивилизованной и социально ориентированной, разрыве доходов между разнымислоями налогоплательщиков. Выясняется, что носители высшей власти не владеютсамой элементарной информацией в областях, которые по должности курируют инаправляют.

    Уже в интернет-фольклор вышли признанияминистра финансов Силуанова и социального вице-премьера Голодец, открывших длясебя просто фундаментальные вещи. Первый, поставленный блюсти самые щекотливыефинансовые интересы, только, если верить его словам, из спам-рассылки узнал,что у нас ставки по потребительским кредитам достигают 23 процентов. На делеони бывают куда выше. Но интересно другое. Министр публично признался, что,видимо, будучи с головой поглощенным государственной бухгалтерией, элементарноне читает даже экономических изданий, в которых регулярно анализируются условиякредитования. И, надо полагать, довольствуется исключительно справками своегоаппарата. А потому наши банковские реальности для него — чистое откровение. Вотименно такой феномен и имел в виду в самом широком смысле Андропов, который длямногих до сих пор остается политическим кумиром.

    Но ведь минуло четверть века. Сменилсярежим, восторжествовал рынок, а вице-премьер Ольга Голодец недоумевает, чемзанимаются примерно тридцать восемь миллионов российских граждан, которые,видимо, не проходят ни по одному реестру. Не числятся ни в пенсионном фонде, нив налоговой инспекции. Люди-невидимки, которые не побираются. Но экономическивыживают, что называется, в черную. А ведь считается, что опытный менеджерГолодец символически представляет во власти своего условного патрона МихаилаПрохорова, который, став третьим призером президентских выборов, получил-деправо делегировать в высшие сферы исполнительной власти специалиста из своейкоманды.

    Инымисловами, новые люди, претендующие чуть ли не на революционное видение проблем,страдают той же государственной близорукостью. И тогда возникает реальноесомнение: ради чего менять шило на мыло? А ведь Прохоров грозится через годвыиграть со своей «Гражданской платформой» выборы в Мосгордуму, а сампримеривается к креслу столичного мэра.

    Не в последнюю очередь, думаю, такаяминистерская наивность и оторванность от жизни, протекающей за непрозрачнымистеклами казенных кабинетов и лимузинов, дали повод напомнить о себе МихаилуГорбачеву, который провозгласил необходимость новой перестройки: дескать,ситуация назрела. Вчера было рано, а послезавтра — уже поздно. Беда в том, чтопоследний советский президент так до конца и не понял сути коллизии, в которуюбыл вовлечен историческим круговоротом.

    Начав по примеру своих предшественниковочередную кампанию, которая должна была обеспечить его приоритет надпотенциальными соперниками у кормила власти, Горбачев страдал той женепросчитанностью ситуации в стране. А потому даже его половинчатые и сильнозапоздавшие реформы стали приобретать откровенно разрушительный характер. Оноказался в положении классического цугцванга, когда каждый последующий ходтолько осложняет позицию на доске. Так что в некотором смысле и критик, иобъекты его критики достойны друг друга.

    Но, может, думцы ближе к реальности? А издумских кулуаров просочились сведения, что группа депутатов предлагаетгарантировать вклады россиян за границей, которые могут пострадать от решениятамошних судов. Проще говоря, если жертвы «списка Магнитского»столкнутся с коварным замораживанием их счетов за океаном или в ЗападнойЕвропе, то наш самый гуманный суд в мире должен принять решение о компенсациинесчастным жертвам произвола

Оставить комментарий