Добровольцы-запретители

Говорят, началосьсплошное доносительство, возбуждается народное негодование, создается стихийноедвижение

 

Странные с видуиски подали Ирина Рузанкина, Иван Красницкий и Юрий Задоя — жители Новосибирскаи Бердска. И не в местные суды, а в Москву. Они писали, что участницы группыPussy riot своими действиями в храме Христа Спасителя «оскорбили ихчувства как верующих и причинили им моральный вред». Правда, их в храме небыло, но они посмотрели видеоклип с плясками в церковном интерьере и получилисильные душевные травмы. Потому требовали взыскать с «кощунниц»компенсацию в 30 тысяч рублей каждому. Кунцевский суд Москвы отклонил иски. Тоесть не признал заявителей пострадавшими.

   Можно считать сие казусом, на которые стольбогаты жизнь, род людской и, в частности, российский. Или приземленнее -желанием подзаработать на кампании. Но сумма-то не такая, чтобы ради нее жителидалеких сибирских городов обратились аж в Москву, затеяли сомнительную тяжбу.Скорее — символическая. По сравнению со всероссийским масштабом событий,развернувшихся вокруг «панк-молебна». Следовательно, можнопредположить, есть более сильные мотивы. И кто разбудил их, катализировал -известно.

   Точно так же не надо гадать, откуда возниклозаявление группы петербургских православных активистов с требованием убрать спакетов молока фирмы «Веселый молочник» изображенную там радугу.Дескать, пропаганда, потому как радуга — символ личностей с нетрадиционнойсексуальной ориентацией. (Законодательное собрание Санкт-Петербурга принялорегиональный закон о запрете пропаганды такой ориентации.) Широко стал известенслучай с аналогичным обращением в прокуратуру православных активистовРостова-на-Дону: запретить спектакль «Иисус Христос -суперзвезда».  Дирекция филармониииспугалась, рок-оперу с 20-летней российской историей так бы и прикрыли, еслибы не вмешался глава кремлевской администрации Сергей Иванов, сказав:»Перегибы на местах».

   Одна из газет саркастически заметила:прокуратура не вызвала «психовозку», а всерьез приняла обращение кработе. Ирония неуместна: надзорный орган обязан рассматривать все заявлениявсех граждан и давать ответ. Другое дело, почему дирекция испугалась и»приняла меры», не дожидаясь законного постановления. Почему всерешила реплика гражданина С. Б. Иванова? Во-первых, прокуратура независима отлюбого органа власти, во-вторых, Администрация президента таковым не является,она как орган власти в Конституции не значится.

   Или АП (так называют ее в прессе) действуетпо принципу: мы тебя (движение, активность масс) породили — мы тебя и будемконтролировать? Тут впору вспомнить усилия президентов и их АП в деле поисковнациональной идеи. Начал Б. Н. Ельцин, эстафету пытался подхватить В. В. Путин,но вскоре остыл. Затем вновь воспламенился и вновь угас. Сегодня мы имеемтретью его попытку. «В советский период много чего делали не оченьхорошего, но много хорошего изобрели, — сказал он на встрече с региональнымиуполномоченными по правам человека. — Например, было такое понятие — советскийнарод, новая историческая общность. Если кто-то предложит нечто подобное вновых условиях — было бы здорово».

   Начальству всегда очень хочется чего-тотакого, всеобщего, духоподъемного, мобилизующего народ, связующего. И оно вродебы наметилось. Правда, активность масс стала развиваться в другом советскомнаправлении. В СССР девизом молодежи делали: «Бороться и искать, найти ине сдаваться!» Песни сочинялись. Помню, трехлетний малыш-племянник маршировалпо квартире, распевая: «И вся-то наша жизня есть борьба!» С кем и счем бороться — не уточнялось. Хотя лозунг находил отклик, отвечал биологическойи социальной активности человека вообще и молодого — в частности. Но ее,активность, пытались направить на борьбу с «мировым империализмом» ис «тлетворным влиянием Запада», что не имело успеха: первоеабстрактно, а второе — поперек чаяний юношей и девушек, которые как раз ижелали подвергаться «влиянию». И вскоре «борьба» сталаупотребляться лишь в ироническом контексте. Покойный Юрий Коваль написалповесть, в которой герой ехидничал: «Борьба борьбы с борьбой».

   Кто б мог подумать, что слово и будоражащийсмысл его обретут не формальное, официозное, а действительно живое, активноенаполнение! Можно предполагать с большой долей вероятности — не без участиявысших административно-политических сил. Не конкретного, разумеется, а общего,на уровне вброшенных идей и направления-одобрения.

   В нашей буче, боевой и ки
пучей, борьбу можновидеть на приведенных выше примерах. Ведь ясно, что податели иска изНовосибирска и Бердска, блюстители из Петербурга и Ростова-на-Дону такимобразом включились в борьбу. Другие граждане в интернете рассказывают, какиедоносы на кого написали — на оппозиционера такого-то, на журналиста такого-то:»Сегодня направил письмо в ГУ МВД с просьбой проверить возможнуюпричастность к акции так называемой группы Pussy riot шестерых гражданок…(Следуют имена и фамилии. — С. Б.) Я никого не обвиняю, я лишь прошу проверитьимеющуюся у меня информацию…»

   Говорят, началось сплошное доносительство.Если и так, то — особого рода. Во все времена доносы у нас считались позорнымделом, вершились втайне. В «органы» писали анонимно. А тут — на весьсвет, с чувством гордости и с аккуратным, деловым перечислением, с отчетомперед публикой.

   А сколько появилось молодых политиков -инициаторов всевозможных запретов! Четыре года назад 23-летний депутат РобертШлегель предложил  законопроект «Обэротических изданиях». Чтобы граждане открыто не носили журналы, наобложках которых изображены малоодетые девушки, а заворачивали их (журналы) вочто-нибудь. Иначе — штраф. Смеху было: а что если на обложке «Даная»Рембрандта или гимнастки — депутаты той же Госдумы Светлана Хоркина и Алина Кабаева?Напрасно смеялись. Да, у нас свобода, журналы можно не заворачивать, но во всемостальном Шлегель победил. Он по-прежнему сидит в Думе, вносит вклад вруководство прессой, и законы сейчас принимаются такие, что кое-кто со временемможет свободно хохотать на зоне.  Одиндепутат предлагает записать в «иностранные агенты» не тольконекоммерческие организации, но и средства массовой информации, другой — сажатьнеугодных по предлагаемой им новой статье УК «За покушение нанравственность». Понятно, новобранцы политики делают карьеру, но ведьдействуют в совершенно определенном направлении. И так, общими усилиями, нетолько напринимали драконовские законы, но и стронули с места инертную народнуюмассу. Кто скажет, что пишущие доносы и беснующиеся на улицах граждане действуютиз карьерных побуждений или по указке? Нет, они сами, они бескорыстны.

   Возбуждается народное негодование, идетмобилизация большинства, создается стихийное движение. И не «будтобы» стихийное, а в значительной степени действительно самопроизвольное.Организации «Наши» мало кто верил. Когда в Москву десятками тысячсвозят из окрестных городов юношей и девушек, а они тайком рассказывают, как ихпринуждали к поездке в техникумах и институтах, гадать не приходится. Кактолько прекратили «завозы», так их не видно и не слышно. Этим,новым,  верят. Видно же, что их никто не»организовывал», что они — сами по себе. Да, началось сорганизованного Общероссийского народного фронта. Но он был политизирован, тесносвязан с именем Путина, создавался под его выборную кампанию — и потому обязанбыл придерживаться строгих правил, не мог позволить себе агрессивныхвольностей. Этим, новым, стихийным — можно, они ж из гущи. А то, что появилисьони как эхо репрессивной политики и репрессивных законов последнего времени,лишь подтверждает настроенность верхов и низов на одну волну. Как аукнется -так и откликнется.

   Социологические опросы показывают: законы изаконопроекты о цензуре, о клевете, об «иностранных агентах»,уголовном наказании за оскорб-ление религиозных чувств одобряются большинством.Да, треть из них толком не понимают, о чем речь, и не желают вникать. Но ведьне «против», а «за». Правда, и вопросы формулируются несовсем корректно. Так, в сообщении ВЦИОМ говорится: «82 процентаопрошенных поддерживают ужесточение наказания за оскорбление чувств верующих,вандализм и порчу церковного имущества». Всё — в одну кучу. Как-то неочень научно. Но зато помогает в дальнейшем разогреве атмосферы, в распалениистрастей: «патриотизм» в виде антизападничества и православие в видеединственной «духовности» и «нравственности». Некоторыеобозреватели предсказывают будущий «Российский талибан». Только хотелвозразить (чересчур!), как синод Русской православной церкви разрешилсвященникам баллотироваться на выборах в органы государственной власти.Особенно «если какая-то политическая сила говорит о том, что она ставитодной из целей своего существования противодействие Русской православной церквии использует для реализации этой цели выборную власть», — объяснил главасинодального информационного отдела Владимир Легойда. Изначальный посыл — наборьбу! А что такое архимандрит-губернатор? Как-то очень
похоже на областногоаятоллу. Если светские губернаторы еще равнодушны к полемике помировоззренческим вопросам, то аятоллы — на дух не выносят. Это для них -основа основ.

   Так называемое «путинскоебольшинство» стало политологическим термином с 2003 года. Однако онопроявляло себя лишь на выборах. То есть было пассивным. Сейчас мы наблюдаемпопытки сделать его наступательным. Зачем? Неужто власть так испугаласьмитингов на Болотной площади и проспекте Академика Сахарова? Или же хочетпоказать стране, что активны не только оппозиционеры, но и ее сторонники, такназываемые простые люди?

   В этом есть резон, но просматривается иопасность. Молодые карьеристы, поднимающиеся по служебной лестнице на волнеагрессивного запретительства, в профессиональном смысле нуль без палочки. Их -масса. Уровень государственного управления снижается, как температура воздуха кзиме. Впрочем, когда он был сколь-нибудь сносным? Однако существует ведь икритический порог.

   С массами тоже не слава богу. Поднимаетсясамое примитивное, агрессивное, завистливое, неграмотное. И начинает диктовать,как жить. Да, самодеятельность доброхотов с виду и местами карикатурна, но вобщем и  целом их объединяющая(национальная?) идея трансформируется в стародавнее российское «тащить ине пущать». Куда «тащить», ясно — в кутузку. А что «непущать»? Да все! Все, что не укладывается в их уровень образования, в ихпредставления о мире. Кстати, в соответствии с принимаемыми новыми законами.История показывает, что подобные активисты со временем начинают видеть врагов ив породивших их властных слоях. Придется загонять обратно. Здесь проблем невозникнет. Это большинство агрессивно и в то же время послушно власти.  Загонят. Ну а дальше что?

   Вполне возможно, что вопрос излишний. Тутважен, вероятно, не результат, а процесс. В ходе которого, при тревожной иискусственно-тревожной атмосфере, так называемая стабильность сохраняется нагоды вперед.

 

Оставить комментарий