Как корреспондент «МП» режимный объект проверял

Как корреспондент "МП" режимный объект проверял

В "Книгу жалоб" позвонила наша читательница, живущая на Рязанском проспекте, в доме 91/1, которая рассказала, что в соседнем доме 89, где размещается АТС-371, не так давно вдруг открыли "мини-отель". В результате несколько этажей АТС превратились в ночлежку для гастарбайтеров из азиатских республик. Проще говоря, вытащили телефонное оборудование из помещений, разбили на маленькие клетушки и поставили в каждой двухъярусные койки. После этого спокойная жизнь жителей прилегающих к "отелю" домов кончилась.

— Я не хочу как-то связывать случаи хулиганства, ограбления молодых девушек в позднее время, приставания и даже два убийства женщин в непосредственной близости от бывшей АТС-371, с постояльцами этого "мини-отеля", — рассказывает наша читательница. — Но только до появления в нашем районе этой конторы ничего подобного у нас не происходило. Так что выводы делайте сами. Инициативная группа женщин нашего дома, в основном матери девочек-подростков, обращались в управу района Выхино-Жулебино и в правоохранительные органы, непосредственно к участковому, просили проверить его обитателей и закрыть общежитие. Но везде нам говорили: "Все законно. Руководство АТС сдало в аренду два этажа. Все необходимые документы имеются. И как использует новый владелец свои площади, никого не волнует. Может склад организовать, магазин, салон красоты, сауну или запустить сюда на ночь гастарбайтеров — его право. А по фактам грабежей и насилий разбираются. Идите, граждане, домой и живите спокойно, все под контролем…" Но какая мать будет спокойной, если должна ждать дочь-студентку, которая каждый вечер проходит мимо этого гадюшника?! — негодует наша читательница.

Ау, люди!

Возможно, она слишком сгустила краски, вешая весь местный криминал на жильцов общаги. Но вот что интересно. АТС-371 закрылось не полностью, сдав лишь часть своих площадей в аренду под жилье для гастеров. И тут возникает вопрос. Раньше подобное учреждение, обеспечивающее телефонную связь, считалось предприятием на особом режиме и обеспечивалось круглосуточной охраной. Теперь же выходит, что на режимный объект может зайти любой?

Еду по указанному адресу. Конец рабочей недели. Время 15 часов. Спокойно прохожу через открытую металлическую калитку на территорию "АТС-Мини-отель". Рядом с металлической дверью вывеска "Не мусорить. Штраф 500 рублей". Больше никакой информации. Заметив, что дверь прилегает к косяку не плотно, потянул ее на себя и оказался на лестничной клетке. Ни охранника, ни вахтера. Лишь еще одна металлическая дверь. Запертая.

Поскольку наша читательница говорила, что общежитие находится на третьем этаже, поднимаюсь туда. Но и там обнаруживаю лишь запертую железную дверь. Ни глазков, ни звонков, ни информационных табличек.

Когда стал спускаться назад, заметил на втором этаже еще одну дверь. На сей раз приоткрытую. Захожу, сразу натыкаюсь на стенд "Социалистические обязательства". Буквы вырезаны из пенопласта, окрашены в верноподданнический цвет и, вероятно, сохранились тут еще с советских времен. Правда, вместо самих соцобязательств на старинном стенде были приклеены лишь цветные картинки с красивыми пейзажами различных уголков земли.

Повернул за угол и оказался рядом с комнатой отдыха. Мягкий диван, холодильник, стол, буфет, на стене нарисованы фрегат и роза ветров. Красиво, уютно. Вот только людей не видно.

— Есть тут кто? — негромко бросил в сторону операционного зала, на двери которого выведена размашистая надпи-сь "Помещение повышенной опасности категории "В".

В ответ тишина. Только в зале повышенной опасности пощелкивают телефонные реле и мигают зеленые огоньки.

Щелк, щелк, кто-то звонит кому-то, чей номер начинается на "371". В армии мне приходилось обеспечивать полковую телефонную связь и работать на мини-АТС. Будь у меня сейчас обычная телефонная трубка, мог бы спокойно подключиться к любому номеру и слушать чужие разговоры.

Вот так на АТС-371 обеспечивается безопасность объекта. В принципе за то время, что находился рядом с открытым операционным залом, мог не только установить собственную "дополнительную аппаратуру" и слушать потом телефонные разговоры целого района, но и просто вывести из строя всю АТС. Конечно, лет 20 назад это было бы круто. А сейчас при наличии мобильной связи работа и безопасность АТС, видимо, всем по барабану. Зах
оди кто хочешь.

Душегубы

Выхожу на улицу и попадаю под хороший январский дождь (дело было до морозов). Но прежде чем спрятаться под грибок на детской площадке, изучаю содержимое мусорного бачка рядом с входной дверью АТС. Порой мусорные контейнеры могут много рассказать о том, кто ими пользуется. Пустая пачка из-под сигарет "Минск", выпущенная на Гродненской табачной фабрике "Неман", говорит сама за себя. На пачке темное пятно, пахнущее тосолом. Не надо быть Шерлоком Холмсом, чтобы понять, что бросил ее в мусорку водитель-дальнобойщик из Белоруссии.

Ближе к вечеру стали появляться постояльцы общежития. Все славянской внешности. Дверь на лестничной клетке, которая ранее была заперта, теперь открылась, и я беспрепятственно попал внутрь, оказавшись возле турникета и застекленной комнатки охранника.

— Вы к кому? — услышал стандартное.

Коротко изложил заранее придуманную легенду. Мол, сам москвич, живу недалеко. Летом на даче у меня работал парень из Белоруссии.

Мастер на все руки — плотник, электрик, маляр и штукатур в одном лице (что было чистой правдой). И вот теперь после новогодних праздников он приехал ко мне в Москву делать ремонт уже в городской квартире. Работы ему недели на две, а вот жить негде. Так, может, тут его как-то пристроить получится?

— Да не вопрос, — ответил парень, — паспорт, регистрация есть?

— Конечно.

— Тогда пусть заселяется, хоть сейчас.

— Сколько стоят сутки и какие у вас номера?

— Проживание — 210 рублей в день. Вот только отдельных номеров у нас нет.

— А что есть?

— Ща, обожди.

Парень зашел в соседнюю комнату и вскоре вышел оттуда с женщиной лет пятидесяти.

— Первый этаж у нас весь заселен, но есть несколько свободных коек на третьем этаже, — дожевывая бутерброд, объявила та. — Хотите посмотреть?

Естественно, я хотел.

Поднимаемся на третий этаж. Женщина открывает одну из многочисленных дверей. За ней — крошечная комнатка не более 10 метров, в которой поставлены четыре двухъярусные армейские койки и маленький столик со стаканами и кипятильником.

— Вот, одна верхняя койка свободна.

— Тут и двоим-то душно спать будет. Окна, смотрю, на зиму наглухо заклеены, даже форточку не открыть. Значит, с моим товарищем тут восемь человек ночевать будет? — разговаривая сам с собой осматриваю пенал-душегубку.

— А что вы хотели за 200 рублей?!

— Теперь уже ничего.

— Как хотите, желающих у нас много.

Возвращаясь домой, подумал о том водителе-дальнобойщике, чью пустую пачку от сигарет нашел в мусорном ведре. Вот привез он груз из Белоруссии в Москву. Ему надо нормально отдохнуть хотя бы сутки. Принять душ, хорошенько выспаться перед обратным рейсом. А как это ему сделать в десятиметровой "душегубке", в которую набили восемь здоровых мужиков? Да еще неизвестно, как влияет на организм человека соседство телефонной аппаратуры, размещенное аккурат посередине так называемой гостиницы, словно в насмешку названой в рекламе "Уютным домом на Рязанке"? Большой вопрос.

 

Тишь да гладь

По возвращении звоню участковому.

— Первый раз слышу, что в этом общежитии жили гастарбайтеры из южных республик, — ошарашивает своим ответом Олег Юрьевич.

— И к вам никто из жильцов соседних домов никогда не обращался с жалобами?

— Нет, не обращался. Я знаю, что в доме 89 находится общежитие для иногородних рабочих. Но все они граждане России и живут на законных основаниях. Никаких конфликтов с постоянными жителями района у них никогда не было. Во всяком случае, подобных заявлений у меня нет.

— И Светлана Кушко к вам никогда не обращалась?

— Не знаю такую.

Вот те здрасьте. Дело в том, что Светлана Кушко — адвокат, которую жители дома попросили помочь разобраться с безобразиями вокруг общежития и которая, как она заверила корреспондента "МП", что не раз общалась с участковым.

— После того, как адвокат стала защищать в различных инстанциях наши интересы, — рассказала другая жительница дома 91/1, Марина Аганова, чьи окна непосредственно выходят на общежитие, — все азиаты вдруг сразу исчезли. Действительно, теперь тут живут рабочие исключительно славянской внешности.

На этом можно было бы поставить точку. На Рязанке-то — тишь да гладь. Азиатов из общаги убрали, участкового, как выяснилось, поменяли. Как говорится, следствие закончено, забудьте.

Вот только одно смущает. Подобные жалобы от москвичей, по соседству с которыми коммерсанты открывают "ночлежки" для гастарбайтеров, приходили к нам в редакции и раньше.

В

Оставить комментарий