Тайна кыштымского мальчика

Тайна кыштымского мальчика

"Алешенька хорошенький" — жертва секретного научного эксперимента, мутант, земное существо или пришелец?

Страна в шоке — 248 человеческих эмбрионов найдено в уральском лесу. Догадок много. Например, местные медики предполагают, что зародыши собирали для  научных целей, а потом избавились от них. Минздрав опроверг версию об экспериментах над человеческими эмбрионами. Пресса предрекает скандальные, если не устрашающие результаты расследования, включая и более чем экзотические.

 

 

 

      Шестнадцать лет назад мир облетела весть о Пришельце Алешеньке из уральского города Кыштыма. На Западе сразу вспомнили о страшной славе этого городка (у нас и не знали) — ведь именно там, в Озерске (Челябинск-65), расположен печально знаменитый комбинат "Маяк". (Кыштым и Озерск — один избирательный округ.) В 1957 году в результате взрыва емкости с радиоактивными отходами (равнозначного взрыву 70 — 100 тонн тринитротолуола), радиоактивным облаком в 20 миллионов кюри накрыло четыре области — Челябинскую, Свердловскую, Курганскую и Тюменскую. Последствия той катастрофы не преодолены и поныне.

      В Кыштыме (Челябинская область) я был в 2003 году. Администрация города выпустила для вразумления подростков мою книгу "Сны золотые. Исповеди наркоманов". И меня пригласили на встречи с читателями, на чтение лекций. А попав в Кыштым, я, конечно, не мог пройти мимо Алешеньки, мимо людей, которые являются первоисточником информации (уже мифа!) о Кыштымском инопланетянине.

      У меня было две задачи. Во-первых, напомнить историю Кыштымского пришельца Алешеньки, рассказать максимально точно, очистив ее от напластований, которыми она обросла в прессе. А во-вторых, восстановить журналистскую справедливость. "Алешенька хорошенький, кто ты?" — так называлась корреспонденция кыштымской журналистки Ольги Рудаковой, опубликованная 16 лет назад в городской газете "Кыштымский рабочий". С чего и началась земная слава пришельца. А об Ольге Рудаковой никто не знает. Потому что безымянное использование информации из районных и городских газет — норма в журналистском мире. Cобкоры центральных изданий берут их материалы и распространяют по всему свету уже от своего имени. Но хотя бы ссылаться на первоисточник надо, коллеги!

Мумия

   Сразу надо сказать, что приемная мама Кыштымского пришельца Алешеньки — Тамара Васильевна Просвирина — была психически больной старой женщиной. Она лечилась, выходила, затем снова попадала в психбольницу. В один из таких моментов в ее доме и обнаружили труп Алешеньки…

   В августе 1996 года следователь Кыштымского ГОВД Евгений Мокичев вел дело о хищении цветных металлов. Одним из свидетелей был Владимир Нуртдинов. Он, Нуртдинов, и рассказал следователю, что у него хранится непонятная мумия, похоже, инопланетянин какой-то. Мокичев рассказал об этом своему напарнику, тоже следователю ГОВД, майору Владимиру Бендлину.

   Бендлин сразу заинтересовался. Поехал к Нуртдинову и действительно обнаружил мумию. Первая мысль была: "Это же выкидыш!" Длина мумии чуть больше 20 сантиметров, цвет — серовато-зеленый. На животике и боках желтоватые пятна. Конечности, позвоночник, лопатки, ребра — как у недоразвитого младенца.

   Но после внимательного осмотра Бендлин не обнаружил на тельце ни ушных раковин, ни пуповины, ни половых органов. Особенно поразила его голова мумии. Череп шлемовидной формы напоминал нераскрывшийся бутон кувшинки. От теменной части головы через всю лицевую часть по центру проходил килевидный выступ. Нижней челюсти вообще нет.

   Естественно, Бендлин стал спрашивать: как, что, откуда. Выяснилось, что Нуртдинов был знаком с Тамарой Васильевной Просвириной, жительницей поселка Каолиновый близ Кыштыма, заходил к ней в дом. И видел у нее Алешеньку, живым. И тогда еще смекнул, что дело необычное, что Алешенька — инопланетянин. А когда Тамару Васильевну в очередной раз забрали в психбольницу, он в пустующем доме нашел Алешеньку уже мертвым. Нуртдинов забрал труп, увез к себе в гараж, где его проспиртовал и высушил, сделав мумию…

   Бендлин доложил о краже необычного существа руководству, предложил зарегистрировать происшествие, взять с Нуртдинова объяснения. Но начальники посчитали его за "легкомысленного романтика" (это слова Бендлина), покрутили пальцами у виска и посоветовали за

Оставить комментарий